Наверх

30 ноя 1942 (80 лет)

Окружение советскими войсками вражеского гарнизона в г. Великие Луки.

29 ноября 1942 года в районе города Великие Луки было завершено окружение порядка 8–9 тысяч немецких солдат и офицеров, на вооружении которых имелось 100–120 артиллерийских орудий различных систем, 10–15 танков и штурмовых орудий. В систему великолукского узла обороны входил не только сам город, но и ряд окрестных населенных пунктов. Основным был сплошной рубеж обороны, который проходил по примыкавшим к городским окраинам и железнодорожному узлу поселкам Зенцы, Курьяниха, Гнилка, Шутова, Алигродово, Ново-Селеново, Таращанка, Мишнева-Бово, Безымянный и совхоз Богдановский. Все эти поселки были приспособлены к круговой обороне и связаны между собой огнем. Кроме огневых точек, оборудованных в различных постройках, здесь имелось много блиндажей и дзотов с покрытием в 2–3 наката бревен толщиной 30–40 см. С северо-запада все подступы к Великим Лукам прикрывал опорный пункт, расположенный на высоте, которая господствовала над окружающей местностью, с юга — деревня Никулино и совхоз Богдановский, расположенные на возвышенности и также превращенные в опорные пункты. Дзоты выдерживали прямое попадание снарядов калибра 152 мм, а окопы в траншеях для стрелков были защищены броневыми плитами. Оборонительные сооружения дополнялись большим количеством минных полей и проволочных заборов. Внутри города Великие Луки были приспособлены для обороны крепость, железнодорожный узел, а так-же тактически выгодно расположенные крупные каменные здания — церкви, заводы, фабрики, школы, бани, некоторые жилые дома. Все подвальные помещения в этих зданиях были оборудованы для размещения орудий и минометов. Угловые дома превращены в блокгаузы, и из них простреливались прилегающие улицы. На чердаках высотных зданий и церквей были оборудованы наблюдательные пункты и пулеметные гнезда. Начальником гарнизона был командир 277-го пехотного полка 83-й пехотной дивизии подполковник фон Засс. Под Великими Луками в середине декабря для штурма города были сосредоточены 257, 357, 7-я (эстонская) стрелковые дивизии 3-й ударной армии Калининского фронта. Еще две эстонские стрелковые дивизии из состава 8-го эстонского стрелкового корпуса (командир — генерал-майор Л.А. Пэрн) находились в резерве армии. Командующим армией был генерал К.Н. Галицкий. Для уничтожения великолукского гарнизона советское командование решило нанести два удара. Главный — с северо-запада и запада — с целью расколоть силы противника на части должны были наносить 257-я и 357-я стрелковые дивизии. Вспомогательный — с юга — одним полком 7-й стрелковой дивизии. Штурм было решено начать 12 декабря. Для штурма 257-й стрелковой дивизии придавалось 10 танков Т-34, минометный полк и две батареи пушечного артиллерийского полка (всего 154 орудия и миномета калибра 76 мм и выше). 357-й стрелковый полк получал на усиление 12 танков Т-34 и 3 танка KB, три артиллерийских дивизиона (202 орудия и миномета). 7-я стрелковая дивизия имела на своем вооружении 179 орудий и минометов. О количестве личного состава советских войск, участвовавших в штурме Великих Лук, судить сложно. Но известно, что только 7-я стрелковая дивизия насчитывала в своем составе около 10 тысяч человек, а весь 8-й эстонский стрелковый корпус — 37,3 тысячи человек. Кроме того, для штурма города была развернута армейская артиллерийская группа в составе двух пушечных артиллерийских дивизионов (18 орудий) и девяти дивизионов «катюш». Всего же артиллерийская группировка войск, предназначенных для захвата города, насчитывала 566 орудий и минометов. Таким образом, при штурме Великих Лук советские войска превосходили немецкие по личному составу примерно в 5–6 раз, по танкам — в 2,5 раза, по количеству орудий и минометов — не менее чем в 5 раз. Наступать, по теории военного искусства, при таком соотношении сил и средств было вполне возможно. Перед началом наступления пехоты и танков было решено в течение 2 часов и 15 минут провести артиллерийскую подготовку и бомбовый удар авиацией с воздуха. Наступление войск — поддерживать штурмовой авиацией. Наступление вести штурмовыми группами, в состав которых должны были входить танки. Но планы советского командования из-за сплошного тумана пришлось изменить и перенести начало наступления на 13 декабря. Но и утро 13 декабря также выдалось туманным. Но на этот раз наступление решили не откладывать. В 12 часов начался заключительный мощный огневой налет всей артиллерии, после чего она перенесла огонь в глубину обороны противника. В атаку двинулись танки, каждый из которых тащил за собой прицеп с десантом (тяжелые сани с устроенными на них двойными деревянными щитами, между которыми плотно были набиты камни и песок). В санях за щитами, которые защищали от пуль, осколков снарядов и мин, прятались пехотинцы и пулеметчики. За танками двинулись вперед штурмовые отряды, затем главные силы атакующих батальонов. Сначала атакующие двигались быстро. Но вскоре, в связи с усилившимся ответным огнем противника, продвижение замедлилось. Тут же выяснилось, что в результате проведенной артиллерийской подготовки не удалось полностью разрушить оборонительные сооружения немцев, состоявшие из проволочных заграждений, минных полей, рвов и эскарпов, дзотов и блиндажей. Часть из них приходилось брать штурмом уже после подхода штурмовых групп. Когда наступающие достигли города и завязали уличные бои, темпы продвижения советских войск еще более уменьшились. Кроме штурмовых отрядов пришлось вводить в бой и стрелковые роты. Бой шел на каждой улице, практически за каждый дом. Немцам удалось подбить несколько танков. Местами они даже переходили в контратаки, усиленные танками. Выбитые из зданий, немцы тут же занимали оборону в траншеях, которыми они заранее изрыли весь город и которые служили для них укрытиями и ходами сообщения. Было немало случаев, когда одни и те же объекты по несколько раз переходили из рук в руки. Вспыхивали рукопашные схватки, в ход шли штыки и ручные гранаты. К вечеру 13 декабря одному из полков 357-й стрелковой дивизии удалось прорваться к реке Ловать и захватить мост. Но противник контратаками смог вернуть мост. После этого советские бойцы организовали новую атаку и снова захватили мост. В течение короткого времени мост еще несколько раз переходил из рук в руки, и только к ночи он был закреплен войсками 357-й стрелковой дивизии, захватившими небольшой плацдарм на восточном берегу реки. В этот день части 7-й эстонской стрелковой дивизии, также начав наступление на противника на широком фронте в 18 километров, овладели населенным пунктом Божно и вышли на подступы к населенным пунктам Ново-Селеново, Таращанка и Богдановский. Таким образом, в первый день штурма был достигнут определенный успех. Полностью выполнила поставленную задачу 257-я стрелковая дивизия. Действия 257-й и 7-й эстонской стрелковых дивизий были несколько незавершенными. В первой выявилась недостаточная подготовка штурмовых отрядов и плохое взаимодействие между ними. Вторая не смогла качественно организовать наступление, прежде всего в вопросах эффективности артиллерийской подготовки, в результате чего ряд огневых точек противника оказались неподавленными. Не лучшим образом сработала и армейская артиллерийская группа, которая не выполнила поставленных перед нею огневых задач. Также негативно сказалось и отсутствие единого командования всеми войсками, осуществлявшими штурм Великих Лук. Командующий армией при фронте наступления в 180 километров был вынужден отвлекаться и на другие направления, в результате чего решения при штурме принимались не оперативно. А в это время противник упорно стремился деблокировать окруженный гарнизон ударами извне. 14 декабря бои за Великие Луки разгорелись с новой силой. Очищая от врага улицу за улицей, квартал за кварталом, штурмовые отряды к исходу дня овладели почти всей левобережной частью города, за исключением крепости. Некоторые штурмовые отряды смогли преодолеть реку и расширить плацдарм на ее правом берегу. Так, 948-й стрелковый полк 257-й стрелковой дивизии овладел зданием винного завода. Вечером того же дня было решено послать парламентеров к командиру вражеского гарнизона с предложением прекратить боевые действия в 14 часов следующего дня. Но с утра 15 декабря бои велись с прежним ожесточением. Ровно в назначенное время стрельба с советской стороны была прекращена и к крепости направились парламентеры. Но комендант немецкого гарнизона капитулировать категорически отказался. Позже стало известно, что именно в этот день Гитлер по радио приказал гарнизону Великих Лук обороняться до последнего, обещая помощь. Ход боевых действий при штурме Великих Лук (13–31.12.42 г.) Бои возобновились с новой силой. Фюрер лично следил за их ходом. С целью поднять дух оборонявшихся не только было заявлено о скорой помощи, но и осуществлено награждение наиболее отличившихся солдат и офицеров Железными крестами и «остмедалями». Многим из них был обещан отпуск после снятия напряженного положения. Начальник гарнизона подполковник фон Засс был награжден Рыцарским крестом, который был доставлен ему в Великие Луки специальным самолетом, и получил обещание, что после окончания боев город будет назван его именем. Обещания фюрера имели определенную силу. Группировка немецких войск пыталась пробиться к Великим Лукам с юго-запада и даже несколько потеснила оборонявшиеся там войска 3-й ударной армии. Но командование фронта за счет усиления войск армии на этом направлении несколькими стрелковыми дивизиями и 36-й танковой бригадой предотвратило угрозу более глубокого прорыва. Противник был остановлен на расстоянии всего 8 километров от города. Бои в городе продолжались. Туда были дополнительно направлены 249-я эстонская стрелковая дивизия и 47-я механизированная бригада. С учетом потерь немецких войск соотношение сил в пользу советского командования еще более усилилось. После улучшения погоды в воздухе постоянно господствовала советская авиация. Новый этап наступления был начат 25 декабря. В 13 часов после артиллерийской подготовки в атаку пошла пехота. Танки огнем и гусеницами прокладывали ей дорогу. Артиллеристы обеспечивали поражение выявленных целей, ведя огонь прямой наводкой. 28 декабря части 257-й стрелковой дивизии ворвались в северную и центральную части города. К этому же времени к центру, наступая с юга, вышла 47-я механизированная бригада. К вечеру только четыре квартала отделяли бригаду от передовых частей 257-й стрелковой дивизии. Противник оборонялся упорно, время от времени переходя в контратаки. Бой шел за каждое здание и каждый этаж. Наиболее ожесточенный характер приняла борьба в последние дни 1942 года, 30 и 31 декабря. Теснимые с трех сторон, остатки немецкого гарнизона медленно отходили из центра города на восток, к железнодорожному узлу, где были заранее подготовлены укрепления и который так и не могли за все это время занять части 7-й эстонской дивизии. 257-я стрелковая дивизия и 47-я механизированная бригада наконец-то «полностью овладели центром города, захватив там более 300 пленных. 357-я стрелковая дивизия добила остатки противника в юго-западной части города, продолжая блокировать его части, засевшие в крепости. 249-я и 7-я эстонская стрелковые дивизии овладели южной и юго-восточной окраинами». Таким образом, к исходу 31 декабря город был занят советскими войсками, за исключением крепости и района железнодорожного узла, которые стали ключевыми точками его обороны. После этого снова была предпринята попытка обратиться к немецкому коменданту гарнизона Великих Лук с предложением о сдаче. Ответа не последовало. С утра 1 января 1943 года командующий 3-й ударной армией приказал начать уничтожение остатков немецкого гарнизона в Великих Луках. К 3 января воины 47-й механизированной бригады с трудом смогли овладеть зданием вокзала и пристанционными постройками, а 4 января завязали бои за водокачку и остальную территорию железнодорожной станции. Туда же подошли и части 7-й эстонской дивизии. Все туже стягивалось кольцо вокруг небольшой группы немцев, оборонявшейся в районе железнодорожной станции и паровозного депо. С утра 4 января противник возобновил попытки прорыва в Великие Луки с юго-западного направления. В бой было брошено до двух полков пехоты с 50 танками. Их удар пришелся по полку 360-й стрелковой дивизии, имевшему в то время в строю всего около 400 бойцов. Не выдержав этого удара, полк отошел на 3 километра. Также противнику удалось окружить один из батальонов другого полка этой дивизии. Командующий армией приказал срочно направить на угрожаемое направление 33-ю танковую бригаду и развернуть ее до рассвета за боевыми порядками 360-й стрелковой дивизии. В 3-ю ударную армию «по пути» срочно выехал представитель Ставки Г.К. Жуков, который направлялся для координации действий Ленинградского и Волховского фронтов, которые должны были прорвать блокаду Ленинграда. Он приказал командующему фронтом генералу М.А. Пуркаеву усилить армию К.Н. Галицкого еще одной-двумя дивизиями за счет соседних армий. «Сами наступать на противника не будем, — решил Жуков. — Так мы израсходуем лишь резервы, а противник в ответ на наш удар выставит сильный заслон и будет в другом месте прорываться. Поэтому нужно и резервы, и части, снятые с других участков, эшелонированно поставить перед фронтом наступающих немецких дивизий. Пусть они сами разобьются о нашу оборону. В этом случае их потери будут несравнимо большими. Да и в город им так не прорваться. А с остатками немецкого гарнизона надо кончать…» Во второй половине 5 января немецкие войска еще несколько потеснили части 360-й стрелковой дивизии и ворвались в деревню Борщанка. Врага удалось остановить, но вернуть село не удалось. В это время советскому командованию стало известно о прибытии под Великие Луки новой 331-й пехотной дивизии немцев, которую посетил командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал фон Клюге и лично поставил задачу не позднее 10 января прорваться в город и деблокировать окруженную там группировку. Командующий 3-й ударной армией принял решение в северо-западную часть города вывести 47-ю механизированную бригаду и развернуть ее фронтом на запад. Одновременно на юго-западной окраине города заняли оборону два полка 357-й стрелковой дивизии, используя для этого ранее отбитые у немцев укрепления. Таким образом, группировка сил и средств в направлении ожидаемого удара противника была значительно усилена. В последующие четыре дня, несмотря на прибытие свежих сил, все атаки противника с запада с целью деблокады Великих Лук были отбиты. 10 января в расположении 3-й ударной армии снова появился генерал армии Г. К. Жуков, который решил взять на себя управление войсками на завершающей стадии операции за Великие Луки. Вместе с командующим армией он направился в штаб 357-й стрелковой дивизии, где заслушал решение ее командира по штурму крепости. В эти дни произошло событие, которое бывший командующий 3-й ударной армией генерал К.Н. Галицкий в своей книге «Годы суровых испытаний» называет авантюрой. Немецкое командование, не оставив идеи прорыва в Великие Луки, из остатков 8-й танковой дивизии сформировало особый отряд в составе 20 танков. Закрасив на броне этих танков кресты и нарисовав звезды, поставив впереди колонны три трофейных советских танка, они в районе деревни Маленка вечером 13 января начали свою «авантюру». Прикрывшись дымовой завесой и воспользовавшись перегруппировкой советских войск, они на предельной скорости не открывая огня устремились к городу. Особому танковому отряду удалось проскочить через боевые порядки 360-й стрелковой дивизии, но на них обратили внимание бойцы 357-й стрелковой дивизии, находившейся за первой и занимавшей оборону на окраине города. Начался бой. 12 танков противника было подбито, но 8 все же прорвались в город и вошли в крепость. «Трудно сказать, чего этим хотел достичь противник, — пишет К.Н. Галицкий. — Подогреть дух остатков частей фон Засса или дать прессе Геббельса возможность трубить о „соединении“ деблокирующих войск с гарнизоном Великих Лук. Ведь на большее ему рассчитывать не приходилось». Безусловно, деблокада Великих Лук в полном смысле этого слова не удалась. Но внезапный танковый прорыв противника свидетельствовал о многом. Если бы такое осуществили советские танкисты, это было бы названо удачной военной хитростью и беспримерным подвигом, безусловно, героический поступок немецких танкистов был расценен как бессмысленная авантюра. К. Типпельских впоследствии писал: «С величайшим трудом, ценой огромных потерь… немецкие дивизии сумели вбить клин глубиною 10 километров и шириной 3 километра в оборону русских прикрывающих сил. 12 января их главные части, совершенно истощенные и обескровленные, остановились, не дойдя всего 3 километра до западной окраины города». Таким образом, в результате месяца кровопролитных боев немецким войскам удалось, постепенно прогрызая оборону советских войск со средним темпом примерно 400 метров в сутки, на узком участке шириной до 3 километров продвинуться на глубину 10–12 километров и выйти на ближние подступы к Великим Лукам. При этом ударная вражеская группировка постоянно находилась под угрозой фланговых ударов, но советское командование по какой-то причине не предприняло этих ударов. Более того, небольшой группе танков все же удалось прорваться в осажденную крепость, усилив и подняв моральный дух ее гарнизона.

Оценка качества услуг библиотеки

Оставьте Ваш отзыв о качестве работы МБУК «Великолукская центральная городская библиотека им. М.И. Семевского»