Наверх

01 Мар 1918 (100 лет)

Создано Великолукское краеведческое общество.

Краеведческое движение в Великих Луках начинается с 1918 г. усилиями отдельных энтузиастов, учителей народных школ, которые приняли активное участие в создании Великолукского уездного музея имени Воровского. Возглавлял эту работу Светлов Владимир Александрович, учитель литературы школы II-й ступени им. В.И. Ленина. С открытием в 1919 г. уездного музея часть любителей истории родного края вступили в краеведческий кружок, созданный при музее. 21 марта 1923 г. на базе краеведческого кружка создается Великолукское городское краеведческое общество, о чем мы узнает из протоколов общих собраний членов Великолукского городского краеведческого общества за март – октябрь1924 г. К началу 1924 г. в его рядах уже насчитывалось 171 чел. И если протоколы первого организационного собрания краеведческого общества в Великих Луках, к сожалению, не сохранились, зато до нас дошли протоколы шестого, седьмого и восьмого общих собраний Великолукского городского краеведческого общества за 1924 год, которые позволяют восстановить структуру общества, его персональный состав и основные направления деятельности.

01 Мар 1603 (415 лет)

Представился преподобный Мартирий Зеленецкий

Мартирий Зеленецкий, Великолукский (+ 1603), игумен, преподобный. Память 1 марта (14 марта), 11 ноября (24 ноября). В миру Мина, происходил из города Великие Луки. Родители его, Косма и Степанида, умерли, когда ему не было еще десяти лет. Воспитывал его духовный отец, священник городского Благовещенского храма, и мальчик все более и более прилеплялся душой к Богу. Овдовев, его наставник принял иночество с именем Боголеп в Великолукском Троице-Сергиевом монастыре. Мина часто посещал его в обители, а затем и сам принял там постриг с именем Мартирий. Семь лет неослабно трудились Господу учитель и ученик в одной келлии, соревнуя друг другу в подвигах труда и молитвы. Инок Мартирий нес послушания келаря, казначея и пономаря. В это время Матерь Божия впервые проявила Свое особое попечение о преподобном Мартирии. В полдень он задремал на колокольне и увидел на огненном столпе образ Пресвятой Богородицы Одигитрии. Инок с трепетом приложился к нему, горячему от столпа огненного, и проснувшись, еще ощущал этот жар на своем челе. По духовному совету преподобного Мартирия тяжело больной инок Аврамий ходил на поклонение чудотворной Тихвинской иконе Божией Матери и получил исцеление. Преподобный проникся горячей верой в заступление Богоматери. Он стал молить Царицу Небесную, чтобы Она указала, куда ему укрыться для прохождения подвига совершенного безмолвия, к которому стремилась его душа. Преподобный тайно удалился в пустынное место за 60 верст от Великих Лук. Как пишет сам преподобный в своих записках, «в той пустыни принял я великие страхования от бесов, но я молился Богу, и бесы были посрамлены». В письме к старцу Боголепу преподобный просил благословения на пустынножительство, но духовник посоветовал Мартирию вернуться в общежитие, где он был полезен братии. Не дерзая ослушаться и не зная, как поступить, святой Мартирий отправился в Смоленск на поклонение чудотворной иконе Божией Матери Одигитрии и чудотворцу Авраамию. В Смоленске святому явились в сонном видении преподобные Авраамий и Ефрем и успокоили его возвещением, что ему Господом назначено жить в пустыне, «где Бог благословит и Пресвятая Богородица наставит». Тогда преподобный направился к Тихвинской обители, уповая, что там Матерь Божия разрешит окончательно его недоумения. И действительно, инок Аврамий, который в благодарность Матери Божией за исцеление навсегда остался в той обители, поведал ему о сокровенной пустыни, над которой ему было видение сияющего Креста Господня. Получив на этот раз благословение старца, преподобный Мартирий взял с собой две малые, одинаковой меры иконы — Живоначальной Троицы и Пресвятой Богородицы Тихвинской — и отправился в пустынь, именовавшуюся Зеленой, ибо она возвышалась красивым зеленым островом среди лесистой топи. Жестоко, многоболезненно было житие преподобного в этой пустыни, но ни холод, ни лишения, ни дикие звери, ни козни врага не смогли поколебать его решимости претерпеть испытания до конца. Он поставил часовенку в прославление и благодарение Господа и Пречистой Богородицы, в которой вновь удостоился увидеть во сне образ Богоматери, на этот раз — плывущий по морю. Справа иконы явился Архангел Гавриил и пригласил инока приложиться к образу. После колебаний преподобный Мартирий вступил в воду, но образ стал погружаться в море. Тогда преподобный взмолился, и его тотчас волна перенесла с образом на берег. Пустыня освятилась жизнью отшельника, и в нее стали приходить многие, не только, чтобы назидаться словом и примером преподобного, но и для водворения вместе с ним. Умножившееся братство учеников побудило преподобного построить церковь во Имя Живоначальной Троицы, куда он поставил и свои моленные иконы. Во свидетельство благодати Божией, почившей на обители преподобного Мартирия, инок Гурий сподобился видеть над церковным крестом сиявший на небе Крест. Так было положено начало Троицкому Зеленецкому монастырю — «Зеленой Мартириевой пустыни». Далеко распространилась слава о его прозорливости и даре исцелений. Многие именитые новгородцы стали посылать приношения в обитель. На средства благочестивого боярина Федора Сыркова была построена теплая церковь, освященная в честь Благовещения Пресвятой Богородицы в память о той, первой церкви в Великих Луках, откуда он мальчиком начал свой путь к Богу. От Пречистой Богородицы преподобный продолжал получать благодатные подкрепления. Однажды в тонком сне Матерь Божия Сама явилась ему в келлии, на лавке, в большом углу, где стояли иконы. «Я глядел, не отрываясь, на Ее святой лик, на очи, исполненные слез, готовых капнуть на пречистое лицо Ее. Встал я ото сна и был в ужасе. Зажег свечу от лампады, чтобы посмотреть, не сидит ли Пречистая Дева на месте, где я видел Ее во сне. Подошел я к образу Одигитрии и убедился, что воистину явилась мне Богородица в том образе, как изображена Она на иконе моей», — вспоминал преподобный. Вскоре после этого (около 1570 года) преподобный Мартирий принял в Новгороде от архиепископа (Александра или Леонида) священство. Известно, что в 1582 году он был уже игуменом. Позже Господь даровал Зеленой пустыни еще более богатого благотворителя. В 1595 году в Твери святой Мартирий исцелил умирающего сына бывшего Касимовского царя Симеона Бекбулатовича, помолившись пред своими иконами Живоначальной Троицы и Тихвинской Божией Матери и возложив образ Пресвятой Богородицы на грудь больному. На пожертвования благодарного Симеона были построены церкви в честь Тихвинской иконы Божией Матери и святителя Иоанна Златоуста — Небесного покровители исцеленного царевича Иоанна. В 1595 году царь Федор Иоаннович дал монастырю жалованную грамоту, утвердив основанный преподобным монастырь. Достигнув глубокой старости и приготовляясь к смерти, преподобный Мартирий ископал себе могилу, поставил в ней своими руками сделанный гроб, и много плакал там. Почувствовав близкое отшествие, преподобный созвал братию и умолял своих чад о Господе иметь непоколебимую надежду на Пресвятую Живоначальную Троицу и всецело возложить упование на Матерь Божию, как и он всегда уповал на Нее. Приобщившись Святых Христовых Тайн, он дал братии благословение и со словами: «Мир всем православным», — в духовном веселии почил о Господе 1 марта 1603 года. Преподобный был погребен в ископанной им самим могиле близ церкви Богоматери, а затем его святые мощи покоились под спудом в церкви Пресвятой Троицы, под подвальным храмом в честь святого Иоанна Богослова. Бывший инок Зеленецкого монастыря, митрополит Казанский и Новгородский Корнилий (+ 1698) составил службу и написал житие преподобного Мартирия, использовав личные записки и завещание преподобного.

01 Мар 1863 (155 лет)

Родился Федор Сологуб (Федор Кузьмич Тетерников) (1.03. 1863 - 5.12. 1927), поэт, прозаик «серебряного века».

Сологуб (псевд.: наст. фамилия — Тетерников) Федор Кузьмич (17.02[1.03].1863—5.12.1927), писатель. Родился в Петербурге в бедной семье (отец — портной, мать — крестьянка). Окончив в 1882 учительский институт, 25 лет преподавал математику. Первые стихи напечатал в 1884. Принадлежал к символистам «старшего» поколения (вместе с З. Гиппиус, Н. Минским, И. Анненским, К. Бальмонтом, В. Брюсовым). Исключительное влияние на творческое сознание Сологуба оказали годы пребывания в провинции (1882—92). Картины провинциального быта с большой силой нарисованы в его романах. Герой автобиографического романа «Тяжелые сны» (1896) учитель Логин, мечтатель, бессильный перед враждебной средой, в следующем и лучшем романе Сологуба «Мелкий бес» (1907) сменяется мрачной фигурой учителя Передонова, пакостника, доносчика, обывателя, воплощающего все пошлое и подлое, что виделось Сологубу в жизни и человеке. Гротескно-заостренный образ Передонова стал нарицательным. В романе «Творимая легенда» (1914) Сологуб пытается противопоставить пошлости передоновых преобразующую силу мечты и искусства. Главный герой романа Триродов — педагог, поэт, всесильный «колдун», утопическое «я» автора — антипод Передонова, торжествующий над ним в фантастическом мире «творимой легенды». Элементы реалистического гротеска причудливо сочетаются здесь с мистикой, эротикой, болезненной фантастикой, характерными для многих созданий Сологуба. В романах «Слаще яда» (1912) и «Заклинательница змей» (1921) изображены трагические судьбы двух женщин — «мещаночки» Шани Самсоновой и работницы Веры Карпуниной, заставившей фабриканта передать свое состояние рабочим и убитой ревнивым женихом. Выделяются рассказы Сологуба о детях, отмеченные лиризмом и знанием детской психологии. Противопоставление мечты и действительности характеризует и поэзию Сологуба («Ветер тучи носит, / Носит вихри пыли, / Сердце сказки просит, / И не хочет были…»). В своих стихах рисует призрачные миры («звезда Ойле»), противопоставляет грубой Альдонсе прекрасную Дульцинею, воспевает смерть как освободительницу от пошлости, прославляет чувственную любовь, в которой видит единственное светлое начало. Во многих стихотворениях — индивидуалистическое утверждение всесильной творческой личности. В стихах Сологуба сказалась его любовь к родной земле («Милее нет на свете края, о родина моя!..», «…Тебе, отчизна, стон и радость, и безнадежность, и покой…»). Отличающаяся значительным мастерством, поэзия Сологуба в целом стоит выше его прозы, за исключением романа «Мелкий бес». Лирику Сологуба ценили А. Блок, А. Белый, В. Брюсов. Стих его — неяркий, певучий, «традиционный». Избегая резких рифм, поэт широко пользуется аллитерацией, внутренней рифмой, прозаизмами, образами фольклора. Большое воздействие на Сологуба-поэта оказали французские символисты, особенно П. Верлен, стихи которого он мастерски переводил (два изд. — 1908 и 1923).

Оценка качества услуг библиотеки

Оставьте Ваш отзыв о качестве работы МБУК «Великолукская центральная городская библиотека им. М.И. Семевского»